Дубой

A++
A--
Тёмный фон
Светлый фон
Оглавление

В деревню Дубой я приехал впервые, когда моя мама перебралась сюда работать фельдшером. В доме, где размещался медпункт, ей предоставили квартиру из двух комнатушек. Здесь было всё по-деревенски просто, из достижений цивилизации имелись лишь электричество и керогаз, удобства – во дворе, вода – в колодце. Но меня отсутствие городских условий не пугало, напротив, хотелось пожить в единении с природой, отдохнуть от учёбы и городской суеты. Солнце, речка и лес, что ещё нужно, чтобы набраться сил перед последним рывком на пятом курсе института. Никаких развлечений мне не было нужно, но через несколько дней после моего приезда мама говорит:

-У нас в клубе через день крутят кинофильмы, а сегодня суббота, вечером будут танцы. Сходил бы ты в клуб, молодёжи много собирается, тут и городские приезжают на каникулы и в отпуск. Хорошие девчонки есть, красивые, со вкусом одеваются, от городских не отличишь. А насчёт хозяйственности и трудолюбия - куда вашим минским фифам!

-Мам, я приехал повидаться с тобой и отдохнуть, а не искать жену на фоне колхозных ферм.

В клуб я всё-таки заглянул и удивился прогрессу в деревне. Проигрыватель выдавал через динамики модную в этом сезоне музыку, девушки были действительно в хорошо пошитых нарядах, цветастых платьях и коротких юбках, блузки привлекательно вздымались над известными прелестями. Юные создания успели набраться опыта по подведению глазок и накрашиванию губ.

Девушки поглядывали на меня с интересом, а парни сверлили как чужака настороженными взглядами. Собственно, опасаться им меня нечего, отбивать их зазноб я совсем не собирался. Я присел на один из стульев, поставленных в ряд вдоль стены, и осмотрелся. Моё внимание привлекла красивая девушка лет двадцати, сидевшая одна неподалёку. Мне показалось, что и она задержала на мне взгляд. Набравшись смелости, я рискнул познакомиться с красавицей.

-Здравствуйте, вы не возражаете, если я к вам подсяду, - сказал я, подойдя к девушке. – Почему вы не танцуете?

-Так вы не приглашаете.

-Обязательно исправлюсь, как только начнётся новый танец, а то выйдешь в круг, и сразу пора возвращаться, обидно. Меня зовут Андрей. А вас?

-Лида. Как вам после Минска нравится жизнь в нашей деревне? Вам ещё год осталось учиться в инязе?

-Откуда вы всё знаете?

-Это ведь деревня, народу не много, все на виду, слухи и сплетни расходятся мгновенно. А на каком вы факультете?

-Оказывается, не всё знают в вашей деревне. Я изучаю немецкий и английский языки, учусь на переводческом отделении. Вы, наверно, тоже студентка?

-Я уже окончила педучилище, сейчас работаю в школе. У нас преподаватель немецкого языка учится заочно в вашем институте.

Заиграла музыка, и я пригласил девушку на танец. Из серьёзной учительницы Лида неожиданно превратилась в озорную девчонку, весёлую и непринуждённую. Она задорно двигалась в такт быстрого танца, глаза искрились, щёчки разрумянились. Мне можно было сейчас рассмотреть красавицу. Девушка была чуть выше среднего роста, стройная, короткие тёмные волосы аккуратно причёсаны. Строгие карие глаза, казалось, тоже изучающе смотрели на меня. Узкие фирменные джинсы обтягивали стройные ножки. Я обратил внимание на руки девушки с длинными изящными пальцами, ногти были аккуратно подстрижены, покрыты неярким лаком.

Иногда я задумывался над тем, почему создатель так неравно распределяет между девушками атрибуты привлекательности. Одни получают хорошенькое личико, пышные волосы, красивую грудь, ноги от ушей, другим достаётся всего понемногу, а бывает и так, что на момент выдачи дефицит заканчивается, и в ход идёт то, что осталось. Лиду природа наделила всем, не скупясь.

Девушка мне сразу понравилась - привлекательная, ведёт себя просто, уверенно и непринуждённо. Мне захотелось узнать о девушке больше.

-Какая у вас семья, Лида?

-Родители и младший брат, сорванец четырнадцати лет. Парень неплохой, но уж очень своевольный и непослушный, переходный возраст, видать, сказывается.

-Чем вы занимаетесь кроме работы в школе?

-Как и всем в деревне хватает работы по дому, огород, корова, поросята, а на прополку и уборку урожая выходим всей деревней на колхозное поле.

-Когда вы только успеваете всё это делать?!

- В деревне время движется медленнее, чем в городе, где всё бегом, да бегом.

Мы танцевали и разговаривали до конца вечера. Было ещё светло, мне хотелось подышать свежим воздухом, идти в объятия Морфея ещё рано. Насчёт объятий с Лидой я даже и не помышлял. Строгая девушка.

-Можно, я провожу вас? – спросил я. – Надеюсь, никому из ваших поклонников не помешаю.

-Кавалеров у меня на данный момент нет. Наверно, распугала всех парней, в деревне говорят, они чувствуют себя, как на уроке, боятся, что плохую оценку могу поставить. Но парни недоговаривают, что получали по рукам, кое-кто и больше, за всякие вольности.

Меня строгость Лиды не пугала, я чувствовал себя уверенно с позиций городского парня и студента последнего курса института. Мне было приятно общение с такой красивой девушкой, за свои руки я не боялся, так как не собирался распускать их.

Мы выбрались из песка центральной улицы в переулок, поросший мелкой травой, и Лида вытряхнула песчинки из босоножек.

-Асфальт у нас только на шоссейной дороге, и мощёных тротуаров нет, - заметила Лида. – В городе, конечно, удобнее и чище.

-Летом в городе асфальт так накаляется, что женские каблучки проваливаются, да и духота стоит неимоверная. Здесь жара переносится легче, чистый воздух можно вдыхать полной грудью.

Дом родителей Лиды стоял на опушке леса. Сосны вплотную подступали к забору. Деревянный дом был выкрашен в светло-коричневую краску, а рамы окон – в белую. Огород был без сорняков, во дворе образцовый порядок. Меня удивляло, что в некоторых дворах было навалено без разбору всяких досок, жердей, нужной и ненужной утвари.

-Аккуратно у вас всё здесь, - заметил я.- Чистенько, огород ухоженный.

-Родители у нас вечно в трудах, и нас приучили к порядку, - ответила Лида. – Не скажу, что люблю полоть грядки, но приходится. Поливать мне больше нравится, прямо на глазах растения оживают и подрастают.

-А кем работают ваши родители?

-Папа - водитель на грузовике в колхозе, а мама – акушерка, вы её видели на медпункте.

-Не знал, что это ваша мама, такая молодая. Вот в кого ваша красота! – не удержался я от комплимента.

Лида скромно промолчала и подошла к калитке.

-До свиданья, Андрей,- сказала девушка и, немного помолчав, добавила, - завтра воскресенье, работать в деревне не принято, и мы с братом идём в лес за грибами, если хотите – присоединяйтесь. Рано вставать не надо, мы выйдем в восемь.

-С удовольствием принимаю ваше предложение. До завтра, Лида!

Утром в назначенное время я уже стоял у калитки, где мы накануне расстались с Лидой. Тут же из дому вышли и грибники, в спортивных костюмах и с корзинками. На голове у Лиды была повязана цветастая косынка.

-Здравствуйте, Андрей! Знакомьтесь – мой братик Петя, большой специалист по грибам. Сейчас, правда, не самая грибная пора, но если знать места, то с пустой корзинкой не вернёшься.

«Специалист по грибам» был почти на голову выше сестры, загорелый, крепкий для своего возраста парень. Он взглянул на меня из-под гривы длинных густых волос, выгоревших на солнце, буркнул что-то вроде приветствия и, не теряя времени на разговоры, поспешил вглубь леса.

Как городскому жителю мне не часто удаётся побродить по зарослям и полянам леса, не затоптанного толпами грибников. Собирать грибы я не большой мастер, но меня всегда радует общение с природой.

-Андрей, здесь грибы любят прятаться среди вереска, - посоветовала Лида, первой обнаружив два крепеньких пузатых боровичка, - вы не обходите эти мелкие кустики и обращайте внимание на бугорки, вдруг там спрятался грибок.

-Лида, давайте перейдём на «ты», мы ведь практически одного возраста. Я ученик по поиску грибов, но не ученик вашего третьего класса.

-Согласна, только у меня второй класс.

Лес был неоднородным, на нашем пути среди сосен попадались берёзовые островки, иногда приходилось склоняться под раскидистыми ветвями дубов, песчаная почва переходила в болотистую. Грибы, в зависимости от мест произрастания, попадались разные. Сыроежки, подосиновики, лисички – всё шло в мою корзинку. Мы с Лидой то расходились в разные стороны, то опять встречались, а Петя шёл проводником впереди. Лида консультировала меня, какие грибы можно брать.

Постепенно моя корзинка стала довольно увесистой, хотелось отдохнуть. Лида позвала брата, мы присели на полянке, девушка достала из пакета бутерброды и бутылку с квасом. Перекусив, мы решили поблаженствовать в тени, а неугомонный Петя сразу же побежал опять на свою грибную охоту, хотя его «кошик» был уже полон белых грибов

-Какие у тебя красивые руки, - промолвил я, осторожно взяв ладошку Лиды, - тебе бы только на клавесине играть, а не полоть грядки. По твоему лицу, фигуре, манере держать себя я сделал бы вывод, что ты непростого происхождения.

-Мой папа – пан сохи и косы, но мать говорила, что её предки при Польше владели имением под Гродно. Когда пришла советская власть, моя бабушка вышла замуж за деревенского парня из-под Пинска, так она избежала депортации. Мама родилась здесь перед самой войной.

После нашей прогулки в лес мы сходили вместе искупаться на речку. Я получил возможность полюбоваться Лидой в купальнике. Девушка прекрасно плавала, бесстрашно ныряла с берега. А её брат Петя, хозяйственный, как кот Матроскин, не терял времени даром, ловил на две удочки рыбу. Улов был небольшой, в жару рыба слабо клевала, но рыбалка дело захватывающее, и я тоже захотел попытать счастья, но поймал лишь одну мелкую рыбёшку, которую пришлось бросить назад в воду.

«Не везёт в карты, может, повезёт в любви», - в шутку подумал я, но как завоевать расположение Лиды я не знал, мы вели пока только разговоры на разные серьёзные темы. Лида была начитанной и грамотной собеседницей, по многим вопросам у неё имелось весомое собственное мнение. Однако она не навязывала мне свои взгляды, чувствовалось, что в семье уважали мнение отца, и это переносилось на меня.

После купания мы пошли домой короткой дорогой по тропинке около прудов рыбхоза. Вот здесь бы половить рыбу! Карпы стайками плескались у берега, вероятно, посчитали, что мы принесли им корм.

-В Дрездене в канале перед Цвингером я видел косяки огромных карпов, наверно, туристы откормили их, бросая с мостика куски хлеба. Не знаю, карпов разводили там только для экзотики или экономные немцы по ночам, чтобы не разочаровать туристов, отлавливали рыбу для потребления, - заметил я.

-Я была только в Польше с мамой, а так хочется посмотреть и на другие страны, особенно Японию и Китай.

-Какие твои годы, у тебя всё впереди, - сказал я тоном взрослого и бывалого человека.- Были бы только деньги и желание.

-Смотри, Андрей, сколько ирисов, говорят, эти цветы символизируют новую любовь.

-Первый раз слышу, я даже не знал, как эти цветы называются, думал, ирисы растут только в саду, - заметил я.

Про себя я подумал: «Знать бы, новая любовь - это про нас?».

-В этих местах осталось только несколько старых-престарых дубов, - перешла Лида на другую тему, - когда-то здесь, говорят, была большая дубовая роща, которая дала название нашей деревне.

Когда Лида была свободна от домашних дел, мы и дальше стали предпринимать совместные вылазки в лес, а также на речку, предварительно договариваясь об этом. Лида ознакомила меня с работой шлюза на судоходном канале, затем мы прокатились на скрипучем пароме, который помогали паромщику вручную передвигать по натянутому между берегами канату. Мне нравилось проводить время с Лидой, если откровенно, меня даже влекло к ней. Девушка не отказывалась от моей компании, значит, и ей было интересно со мной. Иногда я ловил во взгляде Лиды явную симпатию к себе, но смелее от этого не становился. Ужасно боялся, что красавица жёстко отвергнет меня, как это было с другими парнями. В наших совместных прогулках я не видел ничего предосудительного. Не учёл я только одного, что это деревня, и бабки успели нас поженить. Понял я это дома по замечанию мамы, когда вернулся с очередного купания.

-Андрей, тебе, наверно, нравится Лида, раз ты с ней так часто встречаешься. Хорошая девушка, как картинка, красивая, умная и хозяйственная. Я была бы рада, если бы у вас сложились серьёзные отношения, только тебе городских кокеток подавай. Зря вскружил девушке голову. По деревне уже говорят о вас, как о хорошей паре.

-Вскружил голову этой серьёзной недотроге? Вот уж не подумал бы! Мне по- казалось, что ей просто нравится дразнить меня и водить за нос.

-Наверно, в городе сейчас девушки другие, игривые и доступные. Но тебе пора уже разбираться в настоящих ценностях.

В тот день мы с Лидой условились пойти вечером на танцы, заходить за ней домой я на сей раз не решился, мне было неудобно перед родителями девушки, и я стал ждать её в переулке. Прошло немного времени, и Лида вышла из дома. Она была в лёгком нарядном платье, вся необыкновенно привлекательная и одновременно неприступная. Подойдя ко мне, она удивлённо проговорила:

-Андрей, ты, вроде, съел что-то очень кислое. Тебе не нравится моё платье, в джинсах лучше?

-Ты чудесно выглядишь в любой одежде. Нужно поговорить, Лида. По деревне ходят сплетни о нас с тобой, хотя мы вели себя прилично. Надеюсь, я тебя ничем не скомпрометировал?

-Вот в чём дело! – улыбнулась Лида.- Так что тебе больше подходит: что мы вели себя прилично, и народ злословит, или если бы вели себя неприлично, и все бы молчали?

-Второе подходит больше, - осмелел я, - но, признаться, ты держала меня в таких рамках, что я ни о чём даже и не помышлял.

-Не узнаю тебя, - рассмеялась Лида, - в первый вечер был такой уверенный в себе и вдруг растерялся. Куда подевалась твоя городская напористость?

-Поймёшь вас, девушек. Никогда не определишь, где та грань, за которую нельзя перешагнуть. Запугала меня рассказом, как отвадила местных парней. Прошёл месяц, как я здесь, завтра вечером уезжаю, а я даже поцеловать тебя не посмел.

-Андрюша, ведь это поправимо, - зарделась Лида и поцеловала меня в щёку.

-Ты целуешь меня, как брата, - заметил я. - Правильнее будет вот так!

Крепко обняв девушку, я быстро чмокнул её в губы и замер в ожидании, что будет дальше. Пощёчины не последовало. Напротив, Лида тоже обняла меня, и мы слились уже в долгом страстном поцелуе.

-Давай не пойдём ни на какие танцы, - предложил я Лиде, - лучше побудем вдвоём в последний вечер.

-Я тоже этого хочу, - тихо ответила Лида.

Мы вышли за пределы деревни, обнимались и целовались, как будто старались наверстать то, что было упущено за месяц. Лида была необыкновенно нежной и податливой, отвечая на мои прикосновения, она шептала мне ласковые слова, сводила меня с ума своими жаркими поцелуями, дурманила запахом своего тела.

-Андрей, а почему ты не можешь остаться ещё на пару недель, ведь ещё каникулы?

-Дело в том, что я подрабатываю в «Интуристе» гидом-переводчиком, и буду сопровождать по Союзу группу туристов из Германии. Отказаться уже нельзя.

-Ты мне понравился с первого взгляда, когда пришёл в наш клуб. Я была рада встречам с тобой, а то, что ты не допускал со мной никаких вольностей, как раз поднимает тебя в моих глазах, для тебя важна не просто очередная победа.

-Я очень уважаю тебя, Лида, мне было бы больно чем-то обидеть тебя. Сейчас я понял, что люблю тебя.

-Любимый мой, как я ждала от тебя этих слов!

Лида повела меня по тропинке к лугу. Пряно пахло уже подсохшей травой. Было тихо и пустынно. Только сердце в моей груди стало гулко колотиться в предчувствии чего-то необычного.

-Милый, я хочу сделать тебе подарок. Надеюсь, ты его будешь помнить всю жизнь. Принеси сюда пару охапок сена!

Пока я носил сено, Лида сняла с себя платье, осталась только в кружевных трусиках. Какой мужчина отказался бы от такого подарка?! А передо мной была любимая девушка, красивая, неотразимая, страстно желавшая меня. У меня всё помутилось в голове, перед глазами закружились звёзды, далёкие деревья, исчезающий в сумерках закат…

Мы лежали на пахучем сене и смотрели на звёзды. Молчали, расслабленные и обессиленные. Вдруг светящаяся стрела скатилась вниз по звёздному небу.

-Милый, я успела загадать желание, оно обязательно сбудется. Какое, скажу, когда придёт время.

-Лида, ты чудесная и необыкновенная девушка, таких больше нет на свете. Ты подарила себя мне, твоему первому мужчине, не ожидая клятв и заверений.

-Дорогой, я уверена в тебе и хочу, чтобы ты почувствовал, что тебе всегда будет так хорошо со мной. Я очень люблю тебя и буду любить вечно. Я не колдунья, и не признаю всякие гадания и привороты, но уверена, ты запомнишь эту ночь навсегда.

-Спасибо тебе, милая, за всё. Главное, я тебя люблю и уже не представляю жизни без тебя. Выходи за меня! Согласна?

-Да, Андрей, я буду тебе верной женой, как все женщины в нашем роду, мне мама и бабушка рассказывали. Только мы очень гордые и независимые.

-Завтра я уеду, будем писать друг другу, а там решим, когда приеду просить у родителей твоей руки. Затягивать не буду.

С конца сентября письма от Лиды перестали приходить. Я выждал неделю, мучился в ожидании весточки от любимой, забросил учёбу, а каждую ночь видел себя с Лидой на лугу с пахучим сеном. В конце концов, я не выдержал, взял билет на автобус и в страшном волнении отправился к своей любимой. В деревне, не заходя к маме, сразу бросился домой к Лиде. Мне повезло, что она оказалась дома, а не в школе.

-Здравствуй, Лида! Почему же ты прекратила писать мне? Что случилось?

-Ты ещё спрашиваешь?! – гневно вскричала девушка. – Ты что, решил завести себе гарем? Говорят, блондиночки тебе тоже по вкусу. Ну и как они? Не ожидала от тебя такого поворота.

-Постой, Лида! Откуда ты взяла «блондиночек»? Кто это придумал?

-тягивать не буду.

С конца сентября письма от Лиды перестали приходить. Я выждал неделю, мучился в ожидании весточки от любимой, забросил учёбу, а каждую ночь видел себя с Лидой на лугу с пахучим сеном. В конце концов, я не выдержал, взял билет на автобус и в страшном волнении отправился к своей любимой. В деревне, не заходя к маме, сразу бросился домой к Лиде. Мне повезло, что она оказалась дома, а не в школе.

-Здравствуй, Лида! Почему же ты прекратила писать мне? Что случилось?

-Ты ещё спрашиваешь?! – гневно вскричала девушка. – Ты что, решил завести себе гарем? Говорят, блондиночки тебе тоже по вкусу. Ну и как они? Не ожидала от тебя такого поворота.

-Постой, Лида! Откуда ты взяла «блондиночек»? Кто это придумал?

-Наш учитель немецкого языка ездил утрясать свои дела в инязе, у него вечные «хвосты», и рассказал, что видел тебя в Минске в ресторане с яркой блондинкой, затем на улице вы обнимались и целовались. Как мне это понимать?

-Лидочка, так получается, любой человек может из зависти или со зла сказать обо мне какую-то гадость, и ты будешь верить этому? Не было у меня никакой блондинки, я думал только о тебе, у меня всё из рук валилось в ожидании твоих писем. Иначе, зачем бы я примчался к тебе?

-Действительно, милый, глупо получилось с моей стороны, - задумалась Лида. - А ведь этот «немец» когда-то подбивал ко мне клинья, и я его быстренько отшила. Так он решил насолить мне?! Прости меня, я в таком положении, что стала капризной и подозрительной. Это пройдёт. Ты догадался? Я жду ребёнка, нашего ребёнка. Вот это я загадала в ту ночь, которую мы провели вместе на лугу.